Медицина|2019-01-12

Последнее слово обнинского врача Павла Свиридова

11 января в Обнинском городском суде заслушали последнее слово врача-онколога Павла СВИРИДОВА, обвиняемого в получении денег от пациентов.
Следствие и суд длятся уже более двух лет. Всё это время врач, высоту квалификации которого никто даже не пытался оспорить, не имел возможности оперировать и спасать жизни смертельно больных людей.
ЧИНОВНИКИ ПРОБЛЕМУ НЕДОФИНАНСИРОВАНИЯ ПРИЗНАЮТ, НО…
Своё выступление Павел Владимирович начал весьма оптимистично:
- С учетом тяжести наказания, обозначенного стороной обвинения, моё последнее слово могло действительно быть последним во всех отношениях. Так хотели бы многие, но на это я могу сказать – НЕ ДОЖДЕТЕСЬ!
Свою вину по предъявленному обвинению подсудимый не признал, заметив, что если в самом начале всего этого процесса он питал иллюзии по поводу того, что следственные органы хотят и могут вникнуть в вопрос порядка оказания высокотехнологической медицинской помощи, а чиновники признают организационные ошибки, то к концу процесса эти надежды улетучились.
Тем не менее, Павел Свиридов отметил, что «из выступления тогдашнего руководителя департамента Минздрава, отвечающего за ВМП, стало понятно, что созданную проблему они (чиновники) признали, но исправить так и не смогли. Как лечить больных, когда нет иного источника финансирования (и по закону быть не может), а затраты на лечение превышают выделяемое государством финансирование, которое не покрывает приобретения и части необходимого расходного материала, без которого лечение невозможно?» и «Неестественно упорно считать, будто то, что стоило в декабре 2014 года 459 000 рублей, можно купить в январе 2015 за 234 000…»
ПАЦИЕНТЫ БЫВАЮТ РАЗНЫЕ
Врач поблагодарил своих пациентов за поддержку и отзывчивость:
– Я понял, что мы победили в Великой Отечественной войне именно благодаря людям. Пациенты, пролеченные мною 5-6, а то и 10-12 лет назад, узнав о случившемся, передавали посылками и лично моей семье продукты - кто-то мед или орехи, кто-то привозил молоко, кто-то помогал деньгами. Видимо, это и есть черты русского характера. Вот такие отношения между пациентом и врачом я считаю естественными.
Но не все больные поддерживают врача. Например, пациент Б-в заявил в суде, что хочет наказать Свиридова. В своё время лечить господина Б-ва отказались многие клиники. Может, потому что денег у клиник не было, может, потому что состояние пациента не оставляло надежд на удачное завершение операции.
Взялся оперировать его Павел Свиридов. Почему же через 5 дней удачно прооперированный пациент написал заявление в прокуратуру?
Как объяснил в суде обиженный Б-ов, его возмутила фраза врача: «В 2010 оперировались по квоте бесплатно, а сейчас необходимо 350 000 рублей». Павел Свиридов объясняет: «Это правда: в 2016 году именно столько и не хватало при использовании одного финансового норматива».
КТО ПРЕВРАТИЛ ВРАЧА В ЗАВХОЗА?
Против факта недофинансирования операций никто особо и не возражает – сложно оспорить очевидное. Вот только ошибочные решения принимают одни, а деньги на операции приходится искать другим, в нашем случае, врачам. Что, собственно, Свиридов активно и делал, в том числе обращаясь в различные инстанции. Сама по себе история, когда высококвалифицированный врач превращается в бухгалтера и завхоза, уже вызывает много вопросов. Вряд ли в такой ситуации можно говорить об эффективной организации труда или о заинтересованности высшей власти в результате, т. е. лечении больных. Какие-то другие задачи решают чиновники.
– Помимо постоянных и настойчивых обращений в федеральные органы, от которых зависело финансирование, в надежде исправить ситуацию (данные обращения имеются в материалах дела), я предпринимал и конкретные шаги. Самостоятельно закупал недостающие расходные материалы, затрачивая на это как личные, так и заемные средства, – говорит Павел Владимирович в своём последнем слове.
НУЖНО ЛИ ИЗБАВЛЯТЬСЯ ОТ ВЫСОКОКВАЛИФИЦИРОВАННЫХ ВРАЧЕЙ?
«Этими руками прооперировано более 2,5 тысяч онкологических больных, 96-97% из них вылечены окончательно. Некоторым из них проведена повторная имплантация, что само по себе уникально… Государственный обвинитель хочет надеть на них наручники и отправить умирать, а именно это итог того наказания, которое запросило обвинение, в профессиональном плане так точно… убейте меня, поставьте в крайне тяжелое, почти безвыходное, положение уже пролеченных больных, я не говорю о тех, кому я смог бы помочь …»
Что решит суд? Оглашение приговора ожидается 17 января 2019 года.
Рената БЕЛИЧ
13932 просмотра, позитив 72%