Obninsk.Name

Кто не прогорит, тот разорится? Почему у малого бизнеса плохие перспективы

Экономика  /  14 июня 2021
На завершившем свою работу ПМЭФ — Петербургском экономическом форуме, — куда съехались крупные бизнесмены, олигархи и важные губернаторы — конечно, все больше говорили о БОЛЬШИХ ДЕЛАХ.

О гигантских сделках, исчисляемых сотнями миллионов рублей, о меморандумах на десятки миллиардов, о проблемах во внешнеэкономической сфере. Про малый бизнес на таком фоне никто ничего не услышал... бы. Подчеркнем: не услышал бы, если бы не яркое и абсолютно непарадное выступление Анастасии Татуловой, владелицы сети кофеен «Андерсон».


Смело обозначив проблемы малого бизнеса и полный их игнор со стороны государственных чиновников, отвечающих за развитие этого самого бизнеса, Татулова очень емко обрисовала текущее состояние бизнеса в стране. Это отсутствие перспектив и ненависть к курирующим чиновникам, которые не понимают, что за абстрактными цифрами стоят живые люди: «Вы над нами насмехаетесь, а мы вас ненавидим!».

Выступление Татуловой стало самым обсуждаемым спичем ПМЭФ, затмив даже речь президента России. Нас же оно заставило задуматься о ситуации с перспективами малого бизнеса в родной Калужской области. Что ждет бизнес? Какие у него перспективы? Сможет ли он выжить, учитывая сложившуюся ситуацию в экономике?

Чтобы ответить на эти вопросы нам потребовался эксперт — человек, который бы находился в теме много лет, чтобы иметь возможность сравнить лихие 90-е, тучные 2000-е и кризисные 2008 и 2014-й годы. Человек, чей бизнес выстоял, несмотря на дефолты и пандемии, и не просто выжил, а развился и преуспел.

И мы нашли такого человека. Знакомьтесь, Юрий Михеев, предприниматель, генеральный директор компании «Промстар», владелец популярного в народе торгового центра «Михалыч». Человек, начинавший свое дело с лавочки, торгующей обоями.


— Юрий Михайлович, а когда в стране было больше рынка, в смысле, рыночных отношений? Сейчас или в начале 2000-х?


ПРЕДПРИНИМАТЕЛЬ ЮРИЙ МИХЕЕВ: НАСТОЯЩИЙ РЫНОК ОСТАЛСЯ В 90-х


— Я вас, возможно, озадачу, но по сути у нас настоящий рынок был только в 90-х, когда цены и деловые отношения формировались именно по законам рыночной экономики. Спрос определял предложение. Были писаные и неписаные правила, позволявшие худо-бедно, но вести бизнес и развиваться.

— Тогда почему многие предприниматели, пережившие то смутное время, закрылись сейчас?

 

— Потому что на смену рыночной экономике пришла экономика административная. Сегодня малым бизнесом управляет власть, государство. Это управление не сильно заметно на начальных стадиях, но когда бизнес вырастает, то обнаруживает, что все его действия регулируются областным и федеральным законодательством. Налогообложение? Так просто уже не отчитаешься, тебе нужен бухгалтер. В свою очередь бухгалтер мог бы посчитать все сам, но чтобы сдать отчетность ему нужно специальное программное обеспечение — 1С: бухгалтерия, 1С: склад, 1С: торговля... И эти требования обязательны и стоят денег. Сейчас вот еще чипирование вводят.

— Чипирование?

 

— Обязательная маркировка товаров — одежда, обувь, в перспективе молочная продукция и т. д. Все это дополнительная и достаточно большая нагрузка на бизнес. И, что хуже всего, такая нагрузка сама по себе является чьим-то бизнесом, а, значит, единоразовыми тратами мы не откупимся. Сегодня в стране появляются компании, которым дано право производить оборудование и расходные материалы для чипирования. Эти компании, например, производят новые кассовые аппараты, а чтобы они покупались, мы технически не можем использовать старые. А еще потребуется ежегодно закупать обновление ПО! Все это траты, которые бизнес не планировал, но вынужден нести, потому что им управляет не владелец, а государство.

— Вы считаете введение той же маркировки избыточным требованием?

 

— Скорее неуместным — в настоящее время. Мы все задаемся вопросом: для чего? Если спросить чиновника, он будет объяснять: «Это цифровизация! Мы растем!». Хорошо, а к чему именно мы растем? Если введением все новых и новых требований мы добьемся того, чтобы человек прекратил зарабатывать деньги, то кто завтра будет оплачивать эти требования? В конечном итоге все имеет свой конец.

— Мы, журналисты, общаемся с местными предпринимателями и часто слышим о том, что в последние годы усиливается давление со стороны сетевиков. Представители крупных федеральных торговых сетей начали экспансию в регионы. Они выкупают лучшие помещения, у них больше ассортиментный перечень, ниже цены...


Анастасия Татулова на ПМЭФ 2021


— Да, сетевики — проблема для регионального малого бизнеса. Вернее, только одна из бесконечных проблем, но зато — серьезная. Вопрос конкуренции всегда стоит остро. А в чем основное преимущество сетей? Сети могут позволить себе принудить производителя дать лучшую цену, возвратить не реализованный товар... для нас, для малого и среднего бизнеса товаропроизводитель устанавливает фиксированную цену, ниже которой мы просто не можем продавать. Но здесь же таятся крупные подводные камни, о которые больнее всех ударится именно производитель.

— Почему это?

 

— Как в природе существует круговорот воды, так в нашей жизни существует круговорот денег. Экономика страны, экономика малого и среднего бизнеса (которого очень мало осталось) постоянно находятся в этом режиме. Вот смотрите: кто-то добыл полезные ископаемые, переработал их в сырье, произвел из этого сырья продукт... его кто-то должен купить, а для этого кто-то продать. Как видим, задействовано много звеньев. Где слабое? Возможность сетей выбивать себе лучшую цену приводит к тому, что прибыль производитель почти не получает — в сетях все больше чистый оборот. А прибыль производитель получает из малого и среднего бизнеса... который душат сети, благодаря тому, что получают от производителя на реализацию товар по лучшей цене, оставляя его без прибыли. Круг замкнулся.

— Можно ли поправить положение дел, например, законодательно ограничив продвижение крупного ритейла?

 

— Вряд ли. Начинать надо с основ: первичными звеньями цепи проблем малого бизнеса является тарифная политика. Тарифы растут планово, каждый год, и зарплата их не догоняет. Стабильно ежегодно пересматриваются тарифы в сторону повышения на все. Если взять тариф за тепло, то иногда кажется, что проще его отключить и тихонько замерзнуть. А тариф на электричество? Нам его поставляют по таким ценам, что создается впечатление, будто страна расположена в центре пустыни, где ничего нет, в том числе полезных ископаемых, включая уголь и газ. Вот прям вообще ничего нет, нефть с Украины качаем... Ежегодный рост тарифов, рост ГСМ — все это неизбежно сказывается на таком явлении, как конкурентность.

— Бытует мнение, что бизнесмены просто перекладывают растущие расходы на конечного потребителя, закладывая их в цену товаров и услуг.

 

— Я не случайно упомянул про то, что зарплата не догоняет рост тарифов. А к чему это приводит? К нехватке денег на покупки товаров и услуг. Большее всего по бизнесу сегодня бьет низкая покупательная способность населения, которую упорно не хотят признавать наши чиновники. Повторюсь: у нас есть плановый и стабильный, ежегодный рост тех же тарифов на коммунальные платежи. Есть не менее стабильный рост ГСМ, не зависящий от мировых цен на нефть. А вот роста зарплаты такого же нет. Вот мы, предприниматели, и рады бы повысить зарплату собственным наемным работникам, но ее не повысили бюджетникам, а значит, они не стали больше покупать, увеличивать выручку и прибыль... часть которой мы могли бы направить на повышение зарплаты своим сотрудникам. Все взаимосвязано.

— Ну, хоть налоги не поднимают.

 

— Но могут. Прочитал в новостях, что в стране провели опрос россиян и основная масса проголосовала за повышение налогов (имеется в виду опрос ВЦИОМ, согласно которому 54% россиян заявило, что согласилось бы платить больше налогов, если бы правительство увеличило расходы на помощь малоимущим — авт.). Я бы хотел найти эту «основную массу» и посмотреть ей в глаза: расскажите, как вы развились до такого уровня, что готовы оставлять государству больше денег? Рост налогов — вещь сама в себе. Платить налоги нормально, но к булочнику и владельцу торгового центра подход должен быть разный.

— Хотелось бы вернуться к теме конкуренции с крупными сетями. Просто вот невооруженным взглядом видно, как меняется Обнинск. Раньше первые этажи зданий были заняты десятками фирм, предлагающих услуги и магазинов. А сегодня их все меньше и меньше, зато сети разрастаются. Неужели местный бизнес не вывезет?

 

— Перспективы малого бизнеса в противостоянии с крупными сетями? Малый бизнес прогорит в силу своей разобщенности. Он неспособен к координации своей деятельности в интересах не личной сиюминутной, а общей выгоды. Я когда-то изучал американский опыт развития малого бизнеса, и убедился, что там смогли и осознать, и просчитать. Они создали Ассоциацию и сумели составить достойную конкуренцию сетям из крупных супермаркетов, навязав свою волю поставщикам. В итоге и сейчас живут.

— А с другой стороны может это и к лучшему? Потребитель-то выигрывает. Больше ассортимент, ниже цены...

 

— На первом этапе так. А дальше? Если есть маленький магазин в селе, а в районом центре откроется филиал «Пятерочки», то можно быть уверенным — «Пятерочка» в село не придет, покупательский поток небольшой, а вот сельский магазинчик скорее всего закроется или по максимуму сократить ассортимент. Просто потому, что люди будут закупаться в большой «Пятерочке» по дороге с работы... Как было прежде? Приходит человек, считает, что он может заниматься бизнесом. Он находит стартовый капитал, едет к поставщику, договаривается с ним о поставках. У поставщика — прайс, и изначально начинающему бизнесмену не доступны лучшие цены, оптовые поставки, поставки под реализацию. Сколько таких было в одном только Обнинске? Тысячи. И они создавали вокруг себя экономику: наемные работники, персонал, бухгалтера. Все это формировало занятость. Сколько рабочих мест создает магазин крупно торговой сети, с появлением которого закрывается сразу несколько маленьких магазинов шаговой доступности? В разы меньше. Вчерашний выигрыш обернулся поражением: меньше рабочих мест, меньше НДФЛ поступает в казну города, ниже покупательная способность многих семей, хуже дело у предпринимателей.

— Могут ли региональные и местные власти сделать что-то, чтобы защитить калужский, обнинский бизнес?

 

— Если честно со стороны бизнеса такая постановка вопроса на самом деле грустно звучит: «дяди, дайте мне какую-то помощь». Надо сказать, нам в Обнинске, в целом в Калужской области точно грех жаловаться. Я работаю с другими городами и другими регионами — во многих ситуация куда хуже. Вдобавок к общеэкономическим проблемам существует мощный административный прессинг, все разрешения и согласования надо получать с боем, а где и откровенно на лапу требуют.

— Вы хотите сказать, что ничего улучшать не надо? Кто выживет — тот выживет?

 

— На мой взгляд, самая большая помощь, самая лучшая поддержка, которую может дать власть — это обеспечить свое же невмешательство в экономику. А для этого нужно максимально упростить все взаимоотношения бизнеса с государство, в первую очередь по части отчетов.

— И все?

 

— Еще можно (нужно!) не вводить новых требований, упростить существующие и прекратить создавать неожиданные внештатные ситуации для предпринимателей. Вот к примеру, в какой-то момент наши власти решили брать налоги не с балансовой стоимости земли и имущества, а с кадастровой. Что это значит? Что был предприниматель, он постепенно развивался, строился, выкупал по рыночной стоимости землю... а потом вдруг обнаружил, что стоимость выкупленного ему могут насчитать как угодно, и придется платить непонятно какую сумму налогов! Нам говорят, что кадастровую стоимость определяют по рыночной, но делают-то это чиновники не по-рыночному! Они определяют эту стоимость по принципу «за сколько можно данную землю продать?». А нужно — «сколько на этой земле можно заработать?!»... Или взять банки? Кто, кроме государства может остановить их аппетит. Мы можем любить / не любить банки, но обязаны пользоваться их услугами (обслуживать расчетные счета предприятий) и платить комиссии за каждый чих.

— Звучит просто.

 

— Простые вещи всегда требуют самых сложных решений. Не следует забывать также, что мы живем рядом с большим государством, которое называется Москва. Это накладывает отпечаток. В Москве много денег и много предприимчивых людей, которые ищут новые рынки сбыта и готовы ехать в регионы (особенно те, что поближе), чтобы теснить местный бизнес. Пока это делается через сети. Региональные власти при этом лишены возможности вводить какие-то протекционистские меры. Хотя они должны понимать, что деньги оставленные в местных магазинах останутся в области, а деньги потраченные в федеральных сетях будут вымыты из оборота региона. Выживет ли малый бизнес при таких условиях? У меня большие сомнения. Если перемен не будет, то ликвидация ИП и ООО будет продолжаться. Но я надеюсь, что тот же магазин «Михалыч» еще лет 10 на рынке просуществует — пока будет удобен для покупателей.

— А что могут сделать сами предприниматели? Есть какие-то рецепты если не успеха, то выживания?

 

— Мой рецепт прост: люди, которые занимаются бизнесом должны любить свое дело, болеть им и, главное, хорошо его знать. Открыть магазин, завести товар и нанять продавца — неправильная бизнес-модель. Во главе угла должны стоять учет и долгосрочное планирование. У нас же сплошь и рядом — открыл магазин, заставил витрины, учета нет, зато хозяин в любой момент может забрать деньги из кассы, чтобы машину помыть. Но это неправильно, это просто нецивилизованно! У каждого бизнеса есть оборот, есть заработанные деньги, которые не являются прибылью, потому что сначала надо выделить средства на оборот, на зарплату персонала, на налоги, на развитие... прибыль — то, что останется... Если останется. А вообще я считаю, что если кого-то обвинять, то надо начинать с самого себя. Многие бизнесы прекратили существование потому, что их владельцы элементарно не считали деньги. Люди пользовались кредитами без понимания, что их придется отдавать, даже если ситуация на рынке изменится. А она изменилась. Пока на рынке существует, если не дефицит, то повышенный срок на товары и услуги, ситуация одна. Когда рынок оказался наполнен, баланс выручки и прибыли изменился. Нельзя продать товаров и услуг на миллион, если емкость рынка составляет всего 300 тыс. рублей. А люди брали кредиты и думали, что условия в которых они разворачивают свою деятельность не будут меняться десятилетиями. Некоторые, виня во всем конкурентов, пытались демпинговать и только быстрее тонули.

— Неужели не видели, к чему идет?

 

— Неправильно реагировали. К примеру, мы видим, что сегодня большинство строительных компаний стало сдавать дома, в которых квартиры уже имеют первичную отделку. Что это значит? Для гражданина? Что стоимость несколько увеличилась. Что это значит для предпринимателя? Что новосел не придет к нему покупать отделочные материалы для отделки! И это надо учитывать при планировании ассортиментного перечня. Рынок требует постоянного изучения и правильных реакций.

— Вы упомянули про «нецивилизованность». А что такое «цивилизованное ведение бизнеса»?

— Что такое цивилизованность? Это работа даже в трудных условиях по всем правилам игры: налоги, заработная плата, развитие и сохранение коллектива. У меня есть люди, которые работают на предприятии больше 20 лет. И я безмерно рад, что они есть, на преданных, проверенных людях в конечном итоге все и держится... И в сетях такого нет.


Озадачившись разговором с Юрием Михеевым, мы опросили еще ряд предпринимателей — что они думают о перспективах развития малого и среднего бизнеса? Для тех, кто привык жить консервативно — утешительного мало. Рынок будет меняться и меняться быстро. Текущая экспансия сетевиков в регионы — это одно, а глобальные изменения в социуме, определяющие модель бизнеса — другое. Мир уходит в цифру, товар превращается в пиксели на экране, которые можно получить, ткнув по смартфону пальцем. Онлайн торговля делает бессмысленными гигантские магазины, которые со временем будут превращаться просто в региональные логистические центры, откуда товары будут рассылаться курьерскими службами. Торговые залы превратятся в шоу-румы, где люди могут просто посмотреть товары, а заказывать все равно будут дистанционно. Выживет тот, кто научится доводить свой товар до потребителя по новым правилам. Причем в центральных регионах все будет развиваться чуть быстрее — в силу естественных причин.

У малого бизнеса останется два преимущества: шаговая доступность (десяток яиц и хлеб люди все равно предпочтут покупать у дома, а не тащиться в ближайший гипермаркет) и возможность узкой специализации на конкретных видах товаров и услуг.


Источник: https://pressaobninsk.ru/vmfull/15447
31455 просмотров
 Поделиться:  

Последние новости из рубрики «Экономика»:



26 июля 2021

Обнинский Центр занятости предлагает горожанам 1421 вакансию

Специалисты обнинского Центра занятости населения рекомендуют желающим трудоустроиться искать подходящие...

26 июля 2021

Центры занятости переходят в электронный формат на постоянной основе

В обнинском Центре занятости населения проинформировали, что на днях подача заявления и оказание содействия...

22 июля 2021

Гендиректор Российского экспортного центра Вероника Никишина посетила SINTEC

Минувший вторник выдался крайне насыщенным и важным на экономические события в регионе. В частности,...

3 июля 2021

Анатолий Артамонов о наемных работниках и их зарплатах

За последние десятилетия экономические и коммуникационные связи между предприятиями и работниками усложнились.

2 июля 2021

Роспотребнадзор Калужской области предупредил о рисках инвестиционного страхования жизни

Все чаще банки предлагают гражданам воспользоваться инвестиционным страхованием жизни, как продуктом...

27 июня 2021

«Честный знак»: помощь покупателю или доильный аппарат для бизнеса?

В начале июня мы опубликовали интервью крупного обнинского предпринимателя Юрия Михеева — директора компании...

Читать все новости

Главные новости

Свежие новости

Самое оценённое

КомментируемоеСамое обсуждаемое